Главная » Новости » «Первая очередь». Москвичи вспоминают, как они переезжали из пятиэтажек

«Первая очередь». Москвичи вспоминают, как они переезжали из пятиэтажек

Переехать семье Станислава Моложина помогла управа — всем выделяли машину, чтобы перевезти вещи. © /

Игорь Харитонов

/

Мы встретились с некоторыми из тех, кто попал под «первое расселение», и попросили их поделиться воспоминаниями.

Зачем на третьем этаже решётки?

Виктор Андриевский переехал в Новые Черёмушки из коммуналки из Староконюшенного переулка в 1961-м в двухкомнатную квартиру на ул. Цюрупы, д. 16 (дом серии II-32. — Авт.). «43 м² казались просторными. Газовая плита была всего с двумя конфорками, но тогда это считалось нормальным, — рассказывает он. — Шли годы, к началу 90-х контингент пятиэтажки несколько изменился со всеми вытекающими последствиями в прямом и переносном смысле слова. Так, в совмещённом санузле с потолка всё время капало — и ладно бы вода! И то, что называется комфортом проживания, никак было не улучшить. Зачем, например, делать ремонт, если через два дня потолок всё равно станет жёлтым, а из-под батареи поползут муравьи?

В начале 90-х к нам в квартиру залезли, на простынях с 3-го этажа спустили всю немудрёную электронику. Пришлось поставить на окна решётки. Представьте, как дико это смотрелось? Но вариантов не было: из окна на лестничной клетке можно было легко перепрыгнуть на наш балкон. А «родная» входная дверь была такой, что открыть её можно было скрепкой (что воры несколько раз и пытались сделать), над дверью была не стена, а что-то типа фанеры, которую можно было легко выбить и пролезть в квартиру.

Когда в 1996-м стали говорить о переезде, никто ничего не обещал: ни того же района, ни решений о сносе собственниками и т. п. Сначала нам дали смотровой ордер куда-то в Бутово. Мы посмотрели и отказались, хотя понятия не имели, что нас ждёт. Но у нас всё сложилось как нельзя лучше: через пару месяцев нам предложили посмотреть квартиру в доме на соседней улице — Намёткина, д. 11. Мы согласились. А до метро стало ходить удобнее — 10 минут или 2 остановки на троллейбусе.

Ремонт в новой квартире был, мягко говоря, простой: линолеум на голом полу и обои, наклеенные на бетон. Зато кухня — 9 м² вместо прежних 5 м², квартира 52 м². Тем не менее мы тогда поменяли только дверь и переехали. И были очень рады, что есть два лифта, включая грузовой, — понять всю прелесть этого факта может лишь тот, кто много лет жил без лифта вообще. Хороший ремонт сделали через несколько лет и вот уже 20 лет прописаны по этому адресу, но ощущение того, что дом новый, осталось«.

Что нужно знать о программе реновации в Москве

Сколько балконов надо для счастья?

Александра Романова жила с мамой и бабушкой на ул. Снежной, д. 19, к. 3, недалеко от метро «Свиблово», в «самой простой пятиэтажке без балконов» (то есть серии К-7. — Авт.). Квартира была крохотной, угловой, к тому же на первом этаже, — холодной и неуютной из-за сырости, идущей из подвала. «Там постоянно собирались бомжи, выясняли отношения, а уж о тараканах и мышах в доме я не говорю!» — вспоминает молодая женщина. Переехали в 2006-м на ул. Вересковую, д. 1, к. 1, — 17-этажный панельный дом серии П-44ТМ. Теперь балконов стало два, причём застеклённых, кухня — 13 м². Вспоминая о старой кухне, моя собеседница автоматически использует уменьшительно-ласкательные суффиксы. «Там стояли столик, холодильничек, плиточка, — говорит она. — А на новой у нас много чего помещается, включая два детских стульчика, — полгода назад у меня родились двойняшки». С переездом помогла управа — дала машину. Ремонт новосёлам был не по карману, его сделали позже, но, говорит Александра, жить можно было и с муниципальным ремонтом, хотя был он, прямо скажем, не таким, как делают для себя. «Единственное, о чём жалеем, — это что сразу не поменяли проводку. Она почему-то была очень посредственной, — вспоминает Романова. — Старый дом на Снежной был прямо возле метро, теперь мы живём подальше. Можно на автобусе — три маленькие остановочки, а можно пешком — минут 7-10. Но всё равно это шаговая доступность. А детский сад, школа, стадион, парк — всё рядом».

Куда попали простые смертные?

Пятиэтажка серии К-7 в пр. Шокальского, д. 33, в которой жил Станислав Моложин, оставалась последней в Северном Медведкове. Поэтому, когда в конце 2015-го её стали сносить, сделали это не без помпы — мэр лично приезжал посмотреть, как район прощается со своим неказистым прошлым. «Что я испытывал? Радость, счастье, конечно! — говорит Станислав. — Мы жили тогда там вчетвером: мама, я, мои жена и дочь. Квартира была маленькая, общей площадью 35 м², кухня 5 м². Шумоизоляция — никакая, но это ещё полбеды. Электропроводка уже, видимо, сгнила, поэтому у нас несколько раз были пожары».

12 дополнительных гарантий. Что предлагает мэр в рамках программы реновации

Поскольку Моложины остались одними из последних, они волновались: куда именно их переселят? Жители соседних домов получили квартиры в домах серии П-44ТМ, и последние медведковские переселенцы переживали, останутся ли в этих весьма неплохих по московским меркам зданиях свободные квартиры. Но семье Станислава по-настоящему повезло: в начале февраля 2015-го им дали смотровой ордер в высоком монолитно-кирпичном доме на ул. Грекова, д. 22. В июле они уже получили ключи и переехали. «Получилось, что между осмотром и переездом у нас был интервал почти в 6 месяцев, нас никто никуда не торопил, от “Жилищника” нам дали машину, помогли переехать, — вспоминает Моложин. — Квартира и сам дом оказались просто шикарными, я даже не верил, что простые смертные могут переехать сюда, — а по этому адресу оказались почти все наши прежние соседи. В новой “двушке” два балкона, 15 м² кухня. По площади и по цене разница была в 1,7 раза. Ремонт очень достойный: и обои были хорошо приклеены, и проводка качественная, и ламинат на полу, и стеклопакеты “Европа”, и все окна выходят во двор. Двор, кстати, мы закрыли шлагбаумом, потому что раньше его использовали как “перехватывающую парковку”. УК у нас частная, очень старается. Все гарантийные обязательства по дому выполняет. Забарахлил лифт — и у нас отремонтировали шахту, мы за это не платили».

Выиграл Станислав и по местоположению. Раньше он жил в 1,5-2 км от метро, а теперь в трёхстах метрах. Рядом Хлебниковский парк, в 100 м — школа, в 200 м — садик.

Новосёл не боялся переезжать из небольшой пятиэтажки в «муравейник» в 24 этажа. «Я считаю, бессмысленно сопротивляться прогрессу, — рассуждает Моложин. — Дома, в которых мы жили раньше, априори небезопасны. Что, ждать, пока они сами сложатся? Такого варианта я даже не рассматривал. А тем, кому не хочется больше приватности, посоветовал бы дождаться новой квартиры, продать её и уехать в таунхаус в Подмосковье или ТиНАО. Цены как раз сопоставимые и соседей мало».

Источник статьи

Оставить комментарий